ida_mikhaylova

Category:

Маленькая повесть о Руди и его человеке (часть первая)

     Домашним  котом  Руди стал не сразу.  Он успел  пожить и выжить на холодных улицах, среди таких же бездомных и грязных подвальных-сарайных разновозрастных кошачьих. Нормальное состояние   —  быть полуголодным, главное, не быть голодным вовсе несколько дней подряд, особенно зимой. За полгода он научился есть сухари, печеньки и сырую картошку, то есть очистки с помойки, а найденные съедобные кости  почти всегда отнимали собаки или вороны. Он с ними не спорил, в драки не кидался, а предусмотрительно готовил пути к отступлению. Полгода бесконечных поисков дома...

—  Ржавый, ну какой же ты ржавый и худющий: кожа да кости,  —  сказала некая незнакомая добрая старушка, увидя его у мусорных ящиков. Пришлый!  Сейчас гречневой кашки  с молоком вынесу тебе   ...

Дворик, куда дошёл наш приблудыш летним утром, был чистым, вкусно пахнущим, с разбитыми клумбами и большими детской и спортивной площадками.

Вдруг из  открытого окна первого этажа полились звуки ... 

Приятные. Уличному коту захотелось подойти поближе.  И, когда  край тюлевой занавески выскользнул на улицу, молодой кот прыгнул, повис, раскачиваясь на ней в воздухе. Он старался забраться на подоконник, с третьей попытки ему удалось .

 Его сразу заметил хозяин квартиры и  старого громоздкого отечественного пианино с полустёртым немецким названием.

PrintScreen ida-mikhaylova
PrintScreen ida-mikhaylova

Волшебные звуки  через минуту закончились, крышка инструмента закрылась, а человек произнёс:

 —  Пришелец с улицы, понравилась музыка? Кто ты такой? Впрочем, вымою и узнаю, что ты за фрукт.

—  Никакой я не фрукт, а кот,  —  ответил бы "пришелец" семейства кошачьих, на деле вышло: "ур-ур-ур".

—  Хорош возмущаться.

"Ржавый", "облезлый"," приблудыш","пришлый","пришелец" первый раз увидел ванную комнату, эмалированный таз с тёплой водой, шампунь и мягкое полотенце. Он не вырывался, не царапался, не кричал, не боялся. Он доверился. Он нашёл равного себе. Он сам нашёл свой дом.

—  Вот и отлично  —  кот в масть! А то с женщинами общего языка не нахожу. Тебя мне точно не хватало, друг!  У тебя и глаза как та " Янтарная камора". Будешь... Руди!!! Айда на кухню, завтрак готовить. 

Руди нравилось всё, что он увидел, услышал, почувствовал. За омлетом оба молодых и красивых разомлели. Воскресный день ... 

 Незнакомка в ночи


Руди не спалось всю ночь. Он лежал калачиком в своей плетёной корзине у батареи, то и дело переворачивался, взбивал  белое стёганое одеяло. А хозяин  спал себе без задних ног на старинной  высокой кровати с  панцирной сеткой и хромированными спинками.

  Метёт снег. Воет ветер в вентиляции. Тоска белая.

   — На дворе конец февраля, а я в  тепле и сытости дома,  —  размышляя, подытожил кот.  Человек меня первое время печенью и курочкой откармливал, чтобы шерсть стала шёлковой и длинной. Раны и струпья зажили быстро, а шерсть  долго отрастала.  Врач-старичок в очках приходил домой и лечил  без халата, я сначала не понял, кто он.  От старичка странно пахло, зато перевёл  во мне  всех кошачьих  паразитов и насекомых, которых я с улицы принёс. Ни дать ни взять  настала кошачья  благодать.

   Слово"благодать" Руди перенял от хозяина. Если лучше человеку быть не может,  он говорит:

  — Благодать.

И музыка... Великих композиторов... Например, Людвига... Ван... Бетховена... Человек  частенько по утрам, ещё не совсем проснувшись и не умывшись, любит наигрывать одну мелодию,  Руди научился её слушать по стойке  смирно.

   Однако чего-то или кого-то  в жизни не хватает. Упорно. Настойчиво.   А ищет один Руди, не зная где и кого? Нет, не так. Она есть.  Узнать бы, где живёт она моя?  Хотел  было позвать хозяина и сказать  ему  так прямо, глядя в глаза в четверти четвёртого утра :

 — Хозяин, пошли  искать  кошку!  —  Но хоть разорись сейчас. Всё одно: человек  не услышит. В самом лучшем случае промямлит не пойми чего, пахнёт рукой, перевернётся на другой бок и всё.

   Людям философами быть ещё куда ни шло. Но коту-то такое  глупое занятие  к чему ?  Роскошь бытия вкупе  с благодатной музыкой затягивали Руди в свои сети.  Ему  всё больше хотелось чего-то белого, пушистого, даже  изнеженного, чтобы как в детстве  мама-кошка...  

Снег больше не шёл. И ветер стих. 

Со скуки Руди прыгнул на тёплый подоконник и обомлел.

—   Вот же... Она. Белая и пушистая. Незнакомка в окне!  В доме напротив живёт!? Не было её ещё вчера, иначе бы уже знал.   —  Не веря глазам своим, длинно растягивая своё "йау", томно  промурлыкивал Руди возникшую откуда ни возьмись мелодию. Кот  решительно встал на задние лапы, грациозно потянувшись передними к форточке,  но та была закрыта. Облом. И  кошечка белая, едва появившись, исчезла...

Февральское утро


     Человек всё утро был в приподнятом настроении. Музицировал. Напевал. Варил кофе, аромат которого оставлял равнодушным Руди. Даже сырники хозяин умел делать сам. Руди завтракал домашним творогом с чайной ложечкой сливок. Ели они из разных тарелок, не торопясь, наслаждаясь пищей, и оба сидели за одним столом, но с разных концов.       Руди справился со своим завтраком первым и перекочевал на добротный, широкий подоконник на кухне, чтобы как следует, уже по-настоящему умыться от лап до хвоста. Он каждое утро вылизывал себя так тщательно, что через несколько минут становился похожим на кота, только что принявшего баню. Ему нравилось состояние своей целостности. Да и надо же было показать человеку своё довольство домом.

     Хозяин учил детей. Одних музыке, других математике. С музыкой даже коту было понятно, но вот слово "математика", из уст человека звучавшее часто,  коту было неинтересно. Однако, одно слово и в математике было про кота или для кота, легко запоминается:"Котангенсы". При его произнесении Руди становился в стойку.

К его человеку часто заглядывали ученики, молодые ребята, девочек среди них было мало, всегда "стайкой": 

—  Дмитрий Васильевич, а мы к Вам, — от них Руди и узнал как зовут человека.

Чайник в такие дни постоянно кипятился на плите, пока все вместе искали "пути решения трудных задачек с исходными данными". Задачи обычно решались, когда от бутербродов на тарелках не оставалось и следа. 

Запомни, Руди, говорил хозяин:

—  Студенты всегда голодны как уличные коты! 

—  Так вот откуда у человека привычка подкармливать голодных и бездомных, —  подумал Руди.

Кот теперь светился счастьем и лоснился: шерсть стала густой, длинной. А Руди осознал, что из такой массы человек приблизил к себе только его, бывшего бездомного и голодного. Понятное дело, что человек попался добрый и отзывчивый.

—  С тобой, брат, и зима тёплая, и солнце в пасмурную погоду светит, весёлый ты у меня, —  повторял человек, гладя голову кота, приятно касаясь  розовых ушек с кисточками. Иногда поглаживая узкой ладонью с длинными пальцами спину и пушистый живот Руди, человек загадочно распевал на неизвестный манер,  изменяя на свой лад сказанное молочницей тётей Пашей: "Посвежел на добрых харчах Котя-Обормотя".

  Руди задумывался дальше, но  не придумать, не вспомнить уже ничего не мог. Ожидание своей  Незнакомки не увенчалось успехом, но кот ещё надеялся. И ждал... 

Хозяин ни о чём не догадывался. Он, как обычно, с кухни прошёл в ванную, едва сбрызнул чистые волосы французским одеколоном, затем в прихожей привычно открыл шкаф, достал отглаженный костюм тройку, выбрал рубашку и галстук. Оделся. Надел ботинки. Взял портфель. Оглянулся на зеркало, поправил расчёской непослушные рыжеватые кудри и произнес: 

—  Руди, ты меня не проводишь до двери как обычно?...Ну отдыхай, друг. Не скучай тут без меня.

—  А…а…а…у…у…у…, —  только и ответил Руди другу-человеку. Вольготно перевернулся с боку на бок. Сладко потянулся. Кухонный подоконник согревали чугунные батареи снизу, а сверху через стекло заглядывали лучи яркого февральского солнца. Пункт наблюдения и обзор пространства полностью устраивал Руди. Вот мимо  прошёл его хозяин, кажется, они даже улыбнулись друг другу.

    Человек вышел во двор в  новом драповом пальто, сшитом в местном ателье на заказ, оно было цвета мокрого асфальта. Воротник пальто, головной убор"пирожок" из каракуля серого цвета и двухслойное кашне из серо-голубого шёлка  хорошо оттеняли нежный цвет кожи и лучистость глаз. 

     Дмитрий Васильевич любил побродить перед парами и шёл в институт длинной дорогой через большой городской парк. 

     Сегодня в глаза бросилась занятная картина: молодая женщина в спортивном чёрном костюме и пёстрой вязаной шапочке с отворотами катала на санках ребёнка трёх-четырёх лет, очевидно дочку, рассказывая ей что-то. Незнакомка рассмешила своим рассказом сначала девочку, а потом они обе громко рассмеялись. 

     Человек приблизился и увидел забавные сходства: изумрудного цвета глаза, разрумяненные лёгким морозцем чистые лица с ямочками на щёчках, и выпавшие то ли от смеха, то ли от непокорности, медные локоны. Незнакомки сразу притихли, заметив его, но не отвели глаз, а стали вдвоём с любопытством рассматривать одинокого мужчину. 

    Лишь поравнявшись друг с другом, все трое смутились, потупили очи долу, а потом разминулись. На время или навсегда.

 Затейник Руди 

       Руди вечерами становился необыкновенно ласковым. Тёрся об ноги, прыгал на колени, подкладывал голову под руку хозяина, переворачивался медным пузиком кверху, примурлыкивая, перебирал лапками, дотягивался  своим  носом до лица,  нежно прикасался мягкой розовой подушечкой к кончику носа человека. 

Нет, не за кусочек постной ветчины или паштета печёночного, просто кот говорил о своём внимании к человеку и хотел ответного внимания. 

Любил поиграть в маленький мягкий мячик. Человек кидал, а Руди приносил. 

К началу лета  кот научился двигать шашки на доске носом и правой лапкой. С шахматами  коту было труднее всего... Он их даже побаивался, поэтому старался нападать первым.


   Сегодня вечером Руди всё ждал, когда же хозяин скажет коронную фразу:"Скоротаем вечерок". И  широко улыбнётся ему, Руди...

Но хозяин чего-то "мерекал", сидел в кресле и  смотрел на шахматную доску, золотые кудри лежали свободно, густые пряди закрывали высокий и чистый лоб.  А Руди наблюдал... Зорко.

—   Какие-то трудности? Чем помочь тебе, друг, — заглядывая в глаза, беззвучно вопрошал Руди.

—    До чего чуткие создания… Трудно тебе со мной сейчас, дружище... И что-то  я за этот год подустал. Но, Руди, скоро всё изменится. Закончится  сессия. Э… А после? Руди, махнём с тобой на природу, там нам будет очень хорошо.

 Иногда хозяин по рассеянности или просто так  забывал опустить крышку музыкального инструмента. Руди пользовался моментом, ходил по клавишам, белым и чёрным...  Намекал. Просил человека поиграть.

Вот и сегодня...

—  Муууриии-мууриии-муриии, —   Руди привычно прыгнул на верхнюю крышку старого пианино, коротко попереминался с лапы на лапу, свесился,  несколько раз дотянулся подушками до клавиш и вернулся в исходное положение, замерев в позе фарфоровой статуэтки. 

—  Сейчас? —  несколько  раздумывая, выстукивая  марш сильными пальцами по шахматной доске, словно это были барабанные палочки, спросил человек. —  Руди-Руди, ну хорошо, будь по-твоему.  Итак, Клод Дебюсси...

 Удобства и неудобства Руди

Кот к году изучил все повадки человека и даже перенял некоторую манеру поведения.

Так, Руди, едва заслышав шаги хозяина за входной дверью , а иногда и увидев в окно его возвращение с работы, не торопился со всех лап, хвоста и прочего пушистого наличия лететь обниматься. Человек в этом смысле был строг. Пока он не переоденется в домашнее, не побывает в ванне никаких поблажек, поглаживаний и кручений под ногами. 

В первые месяцы жизни дома кот делал всё наоборот. И тогда хозяин его не замечал. Наказывал. Наказания не были физическими, но сильно воздействовали. Западали они в кошачье нутро и сворачивались в холодный и колючий клубок.

Человек так и говорил:

—   Руди! Я тебя не вижу. Не слышу. Вкусняшки не раздаю. Тебе следует понять и усвоить раз и навсегда, что делать нельзя. Категорически!!!

А ещё так:

— Думай, что делаешь! Как я в таком виде теперь на люди покажусь? Бессовестные  янтарные глаза! Скажи на милость, зачем ты подрал в хлам мой зимний свитер? Да, он старый, но ведь прилично выглядел. Он у меня  любимый!!! 

Я же просто так… Поиграл, —  хотелось ответить Руди, но кот затихал от жёсткого тона человека с частыми восклицаниями и чёткими, повисшими в воздухе длительными паузами. 

Да, трудно выдержать коту игнор и уйти восвояси.  Вот тебе и друг. Ощетиниться хочется. Шерсть дыбом поднять. Зарычать тигром... 

—  Больше никаких безобразий со шторами, картинами, скатертью, пледом. Журналами и книгами, —  уходя утром, напоминал хозяин.

Разве что не тыкал носом в эти места. И на том, как говорится, большое спасибо.

  Читателю  случай с книгами стоит рассказать, когда забудется внутри обида обид и захочется публичного анализа произошедшего.

  В часы долгого ожидания Руди устраивался полежать на большие и тёплые тапки человека.  Даже если кот оставался в квартире за хозяина на целый день, он не позволял теперь себе ничего лишнего. 

Сейчас легко говорить об этом.  На самом деле Руди успокаивался неохотно. Но пришлось присмиреть в прыжках,  затем и цепляющуюся  коготками навязчивость к одежде и предметам быта убрать. Для таких забав было отведено в прихожей место с персональной когтеточкой. Многоуровневую ступенчатую ковровую дорожку Руди активно лохматил днём в отсутствие хозяина, вытягивая коготками петлю за петлёй. Это были  необходимые упражнения для сноровки и  просто  игра ради игры. 

По утрам свои упражнения  для дыхания выполнял человек, потом шёл на водные и другие процедуры личного характера. 

  В туалетной комнате хозяин сделал внизу большой двери маленькую открывающуюся дверцу, учёл потребности Руди. Человек мастера не звал. Рукастый. Глубокий лоток с  чистым песком был установлен в дальнем углу, за маленькой тумбочкой. Предусмотрительный.

 Руди в благодарность свои малые дела научился справлять в унитаз, однако не умел смывать, за что хозяин всё равно гладил и хвалил кота, повторяя раз за разом:

—   Молодец, Руди, умный мальчик.

В чём они сошлись с хозяином квартиры с первого дня, так это в том, что кровать у каждого своя. Свои расчёски. Полотенца. Миски. Тарелки. И еда.

Больше всего Руди любил свежее мясо, порезанное на маленькие кусочки. На втором месте творог со сметанкой. Сметаной Руди всё время не наедался.

— Хватит с тебя. Руди, не жадничай. Довольно, — вот что говорил на это человек. 

Для себя хозяин готовил разные супы, парил, иногда обжаривал мясо, добавляя овощи и гарнир. Хозяйственным товарищем оказался человек.

Руди с человеком на равных

   Незаметно шли дни за днями. Уходили в прошлое недели за неделями. Даже месяцы исчезали на глазах.

Весна утомила Руди многоголосым щебетом птиц и доставучими 

учениками человека.

Первое домашнее лето в доме Руди встречал спокойнее. Даже походка кота стала медлительнее. Посматривал на хозяина обыкновенно. На равных. Азы домашнего воспитания были усвоены. 

Только человек перед любым даже коротким выходом на улицу по-прежнему закрывал окна. Не доверял Руди.

— Вот глупый! Я что совсем того, чтобы бежать из дома? Как-то уж нагулялся, больше обратно не хочется. Незнакомки-кошечки, конечно, видятся, снятся, даже … Отражаются в окне. Но эти видения не мешают ни мне, ни моему человеку.

Ещё хозяин повадился оставлять включенным радиоприёмник. Вот я и слушаю весь день. Просвещаюсь...

Вечером человек мне всё про какого-то Другого кота толкует. Про Учёного! Повторяет строки из Пушкина, Александра Сергеевича, кажется… Сказки какие-то. Уморительно выходит. Взрослый человек вроде. Учитель, а читает вслух домашнему коту всякую чепуху. И я ведь никуда не собираюсь, ни направо, ни налево ходить-уходить-выходить. 

Разве что меняю положение в пространстве: сижу, лежу, слушаю, прыгаю, ем, умываюсь. Люблю смотреть в окно. Созерцаю окружающий мир и пространство, так сказать. Разные места отдыха посещаю, в дозволенных мне границах, разумеется. Иногда заглядываю в зеркала, как это делает человек.

Мыши в доме не пищат. Крысы под полом не бегают. Остался я без привычной кошачьей работы. 

Ну чтобы сбежать? Ни-ни. И мыслях такого не было . — Ах, совсем забыл… Человек — музыкант. Натура тонкая. Чувствительная. Ранимая и живучая. В одной передаче об этом говорили. Почти кошачья...

Сейчас в доме совсем тихо и спокойно. Ночь. Никто не трезвонит в дверь. Жизнь приобретает приглушенность и особенный запах... Сон спускается. 

"Дом погружается в томную негу". Запомнил от хозяина. Всё. Сплю. 

       Первая  авторская публикация повести на Яндекс Дзен канале 


promo ida_mikhaylova july 8, 2012 15:23 161
Buy for 50 tokens
Возможно таким же, как сегодня, летним лазоревым утром 1913, Надежда шла в порядок — хозяйство своей младшенькой дочки, проведать ее семью: внуков и внучек, погостить денек у любимого зятя, Ивана Ивановича. Земля Задонья была родной, но дорога была не близкой, а далёкой...…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded